Последний визит: 2020-08-06 00:01:31
Сейчас не в сети

В мужских зелёных глазах таятся демоны

Я не всегда был дерзким и самоуверенным. Мою историю отношений с мужчинами можно очень чётко разделить на два разных периода.

В школе моё тело возмужало поздно. Большую часть подростковых лет я щеголял гигантской копной непослушных волос в сочетании с самым тощим и слабым туловищем за всю историю юности. И благодаря жестоким одноклассникам многие годы был известен как Чупа-Чупс.

Когда я начал походить на обычного парня, оказалось, что ущерб зашёл слишком далеко. Парни казались инопланетянами, которых, впрочем, я отчаянно хотел потрогать, понюхать и попробовать на вкус. Но пока я не научился по-настоящему с ними разговаривать, они избегали меня.

Так было раньше.

До универа, до разума, до денег.

До Тараса.

После Тараса я чертовски сильно разозлился. Мужчины больше не пугали. Теперь они казались вероломными суками, которыми я мог воспользоваться. Не помешало и то, что я внезапно стал желанным: красивым, уверенным в себе, успешным. Трусы падали со скоростью звука; как же парню устоять перед соблазном?

Две разных версии Валеры — прежний и нынешний — никогда раньше не встречались. Никогда не объединялись и не пересекались. С Тарасом встречался любящий, чувствительный и заботливый, со всеми остальными — высокомерный, отстранённый и отчуждённый. Эти Валеры никогда не становились единым целым.

До сих пор.

Дэн пленил кобеля и вновь познакомил с Чупа-Чупсом. Сейчас, лёжа рядом с ним, я пылаю от желания изучить каждый дюйм его тела своими уверенными, опытными и немного отчаянными руками и ртом. Но во мне не утихает страх превратиться в застенчивого, неуверенного и несведущего мальчика.

Ещё, конечно, я немного боюсь, что его в любой момент может настичь приступ паники.

Боже, Дэн великолепен. Прерываю на мгновение наш лихорадочный поцелуй, чтобы взглянуть на него. Он тяжело дышит, щёки пылают румянцем. Волосы растрепались, потревоженные моими пальцами.

Осторожно переворачиваю его на спину и снова целую. Не в силах удержаться, прижимаюсь к нему одетому в джинсы нижней частью тела, но Дэн так же нетерпеливо толкается навстречу.

У двух Валер есть нечто общее: ни один из них не может контролировать свой рот.

— Чёрт, Дэн, ты не представляешь, насколько я сейчас твёрд.

Очень твёрд. Мы не сняли ни единого предмета одежды, но член уже стоит по стойке смирно, вожделея Дэна. «Вожделение, которое, вероятно, пока не получится удовлетворить», — напоминаю я себе.

Дэн ничего не говорит, но его согласное бормотание превращается в хриплый стон. Мои джинсы становятся ещё теснее.

Я мысленно дал себе слово, что сегодня вечером хочу доставить ему только удовольствие. Никакого давления, никакой боли. Для «экспериментов» ещё найдётся масса времени. Сейчас мне важно лишь услышать из уст Дэна своё имя, когда он будет кончать.

Сегодня я заставлю своего малыша дрожать и кричать, чего бы мне это не стоило.

Учащённое дыхание и сдавленные стоны Дэна позволяют надеяться, что проблем может и не возникнуть.

Провожу губами по его шее, пробуя кожу на вкус. Дэн сильнее сжимает руку в моих волосах: кажется, уже знает, насколько мне это нравится. Снова прижимает бёдра к моему телу, ища трения. Притягивая Дэна к себе, я чувствую жар между его ног.

Целую плечо и ключицу.

— У тебя такая нежная кожа, Дэн, такая красивая. Хочу коснуться каждого дюйма.

— Да, — выдыхает Дэн.

Его руки скользят к моей заднице и начинают направлять толчки, придавая движениям более равномерный ритм.

Дэн меня с ума сводит. Я никогда ещё так не заводился, даже не успев раздеться. Кстати говоря...

Отстраняюсь, чтобы снять рубашку, но Дэн со стоном удерживает меня.

— Пожалуйста, Валера, — умоляет он. — Не... не прекращай двигаться.

О-хре-неть.

Смотрю на его лицо, не переставая двигать бёдрами.

— Думаешь, ты можешь кончить... от этого? — спрашиваю я. Самоуверенный Валера у меня в голове ухмыляется, как сумасшедший.

— Да! — задыхается Дэн. — Думаю, да... Я просто... Не останавливайся, ладно? Боже... — Он закрывает глаза и откидывает голову на подушку. С трудом сохраняю ясность мыслей.

Сильнее прижимаюсь к Дэну. Ощущения просто охуенно приятные. Всё, о чём я могу думать — как сорву джинсы, отодвину в сторону его слипы и погружусь внутрь. Но знаю, что сейчас это не вариант. Касаюсь Дэна всем телом, притягивая его бёдра к себе.

— Да! О Боже, да, вот так... Пожалуйста, Валерка, пожалуйста... — всхлипывает он.

Чувствую себя одновременно подростком и богом. Испытываю соблазн протянуть руку и дотронуться до Дэна, чтобы быстрее достичь цели, но эта ситуация — вызов, а Вэл Мужик и он не отступает от вызова. Кроме того, думаю, член будет возражать, потому что двигаться вместе с Дэном просто удивительно.

И всё же несколько сказанных на ухо слов могут помочь.

Затаив дыхание, целую его подбородок и шепчу:

— Ты близко, котёнок? Скоро кончишь для меня?

Он кивает и прерывисто вздыхает.

— Ты хоть представляешь, насколько прекрасен? Раскраснелся, разгорячился, извиваешься подо мной. Блядь, как же я тебя хочу...

— И я тебя, Валера, — выдыхает Дэн. — Так сильно...

— Мне нужно, чтобы ты кончил, малыш. Чтобы мощно кончил от моего члена. Ты можешь это сделать? Прямо так? От одного лишь трения?

— Так близко... — шепчет Дэн.

Прикусывает нижнюю губу, всё сильнее и чаще прижимаясь к шву моих джинсов.

— Тебе нужны мои пальцы, Дэн? Хочешь, чтобы я прикоснулся к тебе?

Он качает головой и замирает. Вот оно: сейчас он снова зажмурится и запрокинет голову. Но вместо этого Дэн широко открывает глаза и пристально смотрит на меня. Рот раскрывается в тихом крике. Он выглядит невероятно сексуально. На протяжении одного ужасного, унизительного, чудесного момента я задаюсь вопросом, удастся ли сдержать собственный оргазм. К счастью, я выигрываю в этой борьбе. Крепко сжимаю Дэна в объятиях, пока он дрожит и дёргается подо мной.

Он шепчет моё имя снова и снова, пока наконец не замирает и не делает глубокий прерывистый вдох. Ложусь на бок рядом с Дэном, и член протестует из-за отсутствия контакта. «Жди своей очереди».

Дэн немного смущённо смотрит на меня, тяжело дыша.

— Эм-м... Мне очень жаль.

Он с ума сошёл?

— С какой стати ты извиняешься?

Дэн пожимает плечами.

— Не ожидал, что всё будет так просто. Обычно происходит совсем по-другому. Но когда ты собрался остановиться, я просто... сразу понял, что смогу.

— Это было чертовски сексуально, — бормочу я, уткнувшись ему в шею и обнимая за талию.

— О Боже, эти твои слова... — Дэн отстраняется и улыбается. — Кажется, Валера Русик обожает грязные разговорчики.

Ухмыляюсь.

— Котёнок, ты даже не представляешь, насколько.

Притягиваю его к себе, целую и перекатываюсь на спину, призывая Дэна оседлать меня. Просовываю язык в его гостеприимный рот, а руки приближаются к невероятной попке. Провожу пальцами вниз по заднице, затем между ног. Дэн задыхается, когда я прикасаюсь к горячей и влажной ткани слипов.

— М-м-м... Мне нужно увидеть тебя. Целиком — говорю я.

Дэн садится на мои бёдра и без колебаний стягивает футболку через голову. Этот парень настолько быстро переходит от застенчивости к дерзости, что мне не угнаться.

Мгновенно наклоняюсь, чтобы захватить ртом правый сосок. Дэн вздыхает, и звук направляется прямиком к моему жаждущему внимания члену. Нежно обнимаю его за талию и слегка сдвигаю, чтобы жаркая длина снова оказалась над моей промежностью, и продолжаю ласкать грудь. Кожа Дэна невероятна на вкус, но я хочу большего; хочу попробовать его во всех смыслах.

Перекатываюсь, пока он не оказывается подо мной. Переношу свой вес на руку и нежно исследую ртом каждый дюйм Дэна - горло, ключицу, каждый мускул желания и две розовые вершины, которые всем своим видом умоляют пососать их. Вздохи, стоны, все звуки, которые он издаёт, только усиливают мою потребность.

Дэн тянется к моим джинсам; маленькая рука касается моей эрекции, и я не могу сдержать стон предвкушения.

«Да, котёнок, да. Пожалуйста, дотронься до меня».

Он расстёгивает брюки и спускает до бёдер, а я быстро стаскиваю их окончательно. Дэн целует меня и поглаживает член через боксёры. Издаю стон сквозь поцелуй и толкаюсь навстречу прикосновению.

Когда он, наконец, коснётся моей голой кожи, долго я не продержусь, учитывая все эти поглаживания и толчки. Хочу сначала попробовать Дэна на вкус.

— Я ещё не закончил с тобой, котёнок, — шепчу ему на ухо и соскальзываю на кровать, подальше от ласковых рук.

Покрываю жадными поцелуями его красивый плоский живот, обхватываю руками бёдра. Медленно, осторожно раздвигаю ноги и устраиваюсь между ними. Касаюсь ртом кожи у самой эрекции и мягко посасываю.

— Боже, Валерка, пожалуйста... — выдыхает Дэн.

Приближаю губы к месту назначения и нежно дую сквозь нижнее бельё, дразня его. Дэн приподнимает бёдра, и я улыбаюсь. Боже, он потрясающе пахнет. Я должен его попробовать. Заметное пятно влаги на тонком материале его слипов сводит меня с ума.

Прикасаюсь кончиками пальцев к тазовым костям и берусь за край нижнего белья. Поднимаю голову и встречаю взгляд Дэна.

— Я не сделаю тебе больно, Дэн. Обещаю.

Он смотрит на меня своими мягкими карими глазами и едва заметно улыбается.

— Знаю. Я тебе доверяю.

Моё сердце сжимается: понимаю, чего ему стоит довериться кому-то после такого болезненного прошлого. На краткий миг тянет сказать, что я тоже ему доверяю и хочу открыться. Хочу поделиться той частью себя, которая была скрыта ото всех. Но слова застревают в горле — я ещё не готов произнести это вслух.

Но готов показать.

Дэн приподнимает бёдра, чтобы я мог стянуть с него трусы. Отбрасываю их в угол, просовываю руки под его колени и притягиваю ближе. Затем поднимаю глаза.

Чёрт, как же красиво.

Аккуратные тёмные завитки над прелестными, блестящими от желания розовыми яичками. Облизываюсь и пытаюсь взять себя в руки.

Могу думать лишь о том, как жажду освободить член и погрузиться внутрь. Невольно представляю, как его окружает тугой обхват и нежная шелковистая текстура. При этой мысли вырывается стон.

«Стоп, Русик. Уймись, блядь. Позаботься о нём. Не увлекайся».

Разрываюсь между желанием просто зарыться в его твёрдость и желанием дразнить Дэна, доводя до безумия. Снова провожу языком по внутренней стороне бедра, приближаясь достаточно, чтобы чувствовать запах возбуждения. Обдуваю головку холодным воздухом. Дэн нетерпеливо ёрзает, и у меня перехватывает дыхание.

— Господи, Валерка, пожалуйста... — его крик звучит немного отчаянно. Чувствую некоторое самодовольство.

— Что, котёнок? — поддразниваю я. — Просто наслаждаюсь видом.

Поднимаю глаза. Дэн глядит на меня почти сердито. Громко смеюсь.

Опускаю взгляд и невесомо провожу двумя пальцами по длине, спускаясь к заднице и задевая шары. У Дэна перехватывает дыхание. Не могу удержаться и снова смотрю на его запрокинутую голову.

Что тут скажешь? Я — жестокий засранец.

— Скажи мне, чего ты хочешь, котёнок?

Его тихое разочарованное ворчание, наверное, самый милый звук, который я когда-либо слышал.

— Хочешь, чтобы я прикоснулся к тебе? — шепчу в миллиметрах от места, которое жаждет ласки. — Хочешь мои пальцы, рот, язык?

— Да, — выдыхает он. — Всё это. Пожалуйста, Валера...

— Раз уж ты так вежливо попросил...

Быстро и твёрдо прижимаю рот к эрекции, проводя языком по стволу. Дэн громко вскрикивает и подаётся навстречу моему нетерпеливому рту. Запускаю руку под ягодицы и крепче прижимаю его тело к себе. Спускаюсь ниже, слизывая свидетельство его возбуждения.

— Чёрт, — выдыхаю я, отстраняясь, задыхаясь и бесстыдно вжимаясь в кровать. — Ты чертовски хорош на вкус, Дэн.

— Ах-х, — звучит единственный ответ, когда я вновь прикасаюсь к нему. Снова и снова двигаю языком от основания к щёлочке на головке и обратно; затем сосредотачиваюсь на чувствительной точке, лаская её быстрыми движениями.

— Господи, Валера! — Дэн стонет моё имя, и обделённый вниманием член напоминает о себе. Его руки находят мою голову и сильно тянут за волосы. Издаю стон, и Дэн кричит ещё громче.

— Пожалуйста. Так хорошо, так хорошо...

Но я ещё не закончил его поддразнивать. Убираю рот, наслаждаясь всхлипом Дэна, и прикасаюсь к стволу рукой. Нежно провожу пальцами между головкой и длиной.

— Ты так возбуждён.

— Да, — шепчет он, тяжело дыша. — С этим никогда не было, хм, проблем.

Снова прижимаюсь губами к стволу и продолжаю осторожно ощупывать сфинктер пальцами, стараясь не заходить слишком далеко. Не хочу причинять боль или пугать Дэна. Но в этот момент он выдыхает всего одно слово:

— Внутрь.

— Ты хочешь, чтобы мой палец погрузился внутрь? — пусть скажет это вслух. Выбор за ним. Не желаю походить на ублюдка, забирая то, что не было отдано по доброй воле.

— Да. Пожалуйста.

Медленно и осторожно толкаю палец, задерживая дыхание. Замечаю, что его бёдра слегка напрягаются, и успокаивающе поглаживаю Дэна по ноге.

— Тс-с-с, котёнок, успокойся. Я буду пробовать очень нежно, хорошо?

Поднимаю голову и встречаю взгляд Дэна. Он кивает, закусив губу.

Палец полностью оказывается внутри. Врать не буду — ему очень тесно. Чертовски тесно. Могу перемещать его вперёд и назад, но движение даётся совсем не так легко, как должно быть. Когда провожу большим пальцем по сфинктеру, Дэн издаёт стон. Внутренние мышцы слегка расслабляются, но не сильно.

Возвращаю губы к члену и начинаю осторожно двигать пальцем. Рука Дэна снова оказывается в моих волосах, а напряжение в ногах немного уменьшается. Продолжаю ласкать его снаружи и изнутри; Дэн снова кричит, и я понимаю, что он близок к завершению. С облегчением замечаю, что чем ближе он к оргазму, тем слабее становится хватка на пальце.

Отстраняюсь, отчаянно желая посмотреть на Дэна, и провожу по анусу большим пальцем, не прекращая мягкое движение внутри мышечного кольца.

— Валера. Валера. Боже, я так близко...

— Знаю, котёнок, знаю. Я позабочусь о тебе. Помогу добраться туда, — бормочу я, прижимая большой палец сильнее.

— Да! Да, вот так. Прямо здесь...

Смотрю на Дэна. Он лихорадочно мечется, то откидывая голову назад, то снова поднимая, чтобы посмотреть на меня.

Наши взгляды встречаются.

— Пожалуйста, Валера. Твой рот, мне нужен твой рот...

Снова накрываю его член губами, работая языком так быстро, как только могу. Чувствую, как Дэн начинает дрожать, и сильно посасываю головку.

«Давай, котёнок. Пора. Отдайся мне».

— Валера, я кончаю, кончаю! А-а-ах!

Издаю громкий стон, ощутив ртом трепет его плоти. Внутренние мышцы стискивают палец. Не останавливаюсь, помогая Дэну пережить каждый момент оргазма. Руки в моих волосах сжимаются в кулаки. Не могу дышать, но мне всё равно — ничто сейчас не имеет значения; ничто, кроме вкуса Дэна на языке. Он сдаётся, отвечая на зов тела, и теряет контроль над собой. Благодаря мне.

Нежно провожу языком, пока Дэн не вздрагивает, слишком чувствительный после оргазма.

Поднимаюсь выше и плюхаюсь рядом с Дэном. Видеть его раскрасневшееся довольное лицо – одно удовольствие. Он поворачивается ко мне. Отчаянно хочу его поцеловать, но не знаю, как Дэн отнесётся к собственному вкусу, который по-прежнему на моих губах.

Волноваться не приходится: вскоре он притягивает мой рот к своему для основательного и глубокого поцелуя. Затем отстраняется и пристально смотрит на меня. Его выражение – слегка благоговейное, и я чувствую себя немного самодовольным.

— Валера, это было... Ты... это... — В конце концов он, кажется, отказывается от эпитетов, улыбается и говорит: — Спасибо.

— Рад помочь, — усмехаюсь я в ответ. — Можешь поверить.

Дэн жадно оглядывает моё тело, и член слегка подёргивается в ответ. Он очень злится на меня за то, что ему не позволили поучаствовать.

— Думаю, твою радость нужно сделать более полной, не так ли?

— Дэн, всё в порядке, расслабься, — говорит чувствительный Валера. Дерзкий Валера недовольно рычит на него.

— О, малыш, — мурлычет он. Моё сердце подпрыгивает. — Я не смогу расслабиться, пока не узнаю, наконец, что скрывается под этими боксёрами.

Дэн подталкивает меня и заставляет лечь на спину. Нависает надо мной, подперев голову ладонью. Другая рука медленно скользит по моей груди и животу. Когда Дэн подбирается к резинке трусов, у меня перехватывает дыхание.

— Пока не увижу его, — шепчет он, целуя меня в грудь.

— Прикоснусь к нему. — Поглаживает мою эрекцию, и мне не удаётся сдержать до смущения громкий стон.

Дэн приближает губы к моему уху.

— И попробую на вкус...

— Ебать, — бормочу я, закрывая глаза.

— В чём дело, Валера? — интересуется Дэн тихим певучим голосом, продолжая ласкать меня. — Думал, ты единственный, кто любит грязные разговорчики?

Открываю глаза. Он смотрит на меня с игривым выражением. Внимательно наблюдает за мной, просовывая пальцы под трусы и медленно обхватывая член своей невероятно мягкой рукой. Какое облегчение.

Произношу ещё одно ругательство и закрываю глаза. Дэн награждает меня несколькими медленными, сильными движениями.

— Да, Боже, да, — бормочу я.

Ещё ни один мужчина не вызывал таких ощущений своим прикосновением.

— Тебе нравится? — спрашивает Дэн, проводя большим пальцем по кончику и размазывая собравшуюся влагу.

— Да, — хриплю я. — Так хорошо, котёнок.

Он убирает руку, и я подавляю стон протеста. Дэн втягивает свой большой палец в рот, пробуя мой предэякулят.

Боже.

— И каков я на вкус? — не удерживаюсь от вопроса.

— Хорош, — шепчет он.

Дэн спускается ниже. Если он возьмёт меня в рот, удастся ли продержаться хотя бы полминуты?

Он хихикает, когда я поспешно поднимаю бёдра, помогая снять трусы.

— Нетерпелив?

— Ты не поверишь, насколько, — безапелляционно отвечаю я.

Дэн стягивает боксёры по ногам, высвобождая член. Думаю, такого стояка у меня ещё не было.

В выражении Дэна виден трепет. Я замечаю, как он сглатывает. Он что, пытается меня убить?

— Ух ты, — бормочет Дэн. Мне не удаётся сдержать короткий напряжённый смешок.

Он улыбается и краснеет. Смотрит на меня и облизывает свои охуенно красивые губы.

Нежно проводит кончиками пальцев по моим яйцам.

— Ах-х-х...

Дэн лениво улыбается.

— Так чего же ты хочешь, Валера?

Что посеешь, то и пожнёшь.

— Коснись его ртом. Пожалуйста.

Хуй дёргается от моих собственных слов и выдает ещё больше жидкости.

— Хм-м-м, кажется, твоему члену тоже нравится эта идея.

— Пожалуйста, котёнок... — в данный момент я готов умолять.

Он наклоняется ко мне. Я задерживаю дыхание. Дэн прикасается к члену до странности нежным поцелуем.

— Так? — спрашивает он с невинным видом.

Я молчу, сжимая одеяло в кулаке.

— Или вот так? — он придерживает основание и проводит языком по нижней стороне. Я издаю резкое шипение.

Интересно, можно ли кончить, когда к тебе вообще ничто не прикасается?

— Или ты имеешь в виду... вот так?

Дэн хватает член крепче и глубоко берёт в рот. Пробегает языком по головке и жёстко посасывает. Губы двигаются по всей длине. Я вскрикиваю, используя каждую крупицу силы воли, чтобы не толкаться навстречу.

Рот Дэна горячий, тесный и охуенно приятный. Он сжимает одной рукой основание, а остальную часть втягивает так глубоко, как только может. Другая рука обхватывает мошонку. Мне хочется кричать, но выходит только сдавленный вопль.

Долго я не протяну. Уже чувствую, как растёт напряжение и в яйцах, и в нижней части живота. То самое чувство, когда буквально ничто другое на планете не имеет значения. Даже если стены вокруг рухнут, я едва ли смогу оторваться от невероятного рта Дэна.

Он каким-то образом умудряется поглотить ещё больше, и этого хватает, чтобы я достиг края.

— Дэн, малыш, я сейчас кончу... — отчаянно предупреждаю я, но он не отступает. Берёт меня мощнее, глубже. Выстреливаю в горло, выкрикивая его имя.

Пока я пытаюсь отдышаться, он кладёт голову мне на грудь. Используя остатки сил, поднимаю руку и погружаю пальцы в волосы Дэна. Интересно, чувствует ли он, как отчаянно колотится моё сердце?

Я так много хочу сказать.

«Спасибо.

Ты нужен мне.

Ты — всё для меня.

У нас всё получится. Нам так невероятно хорошо вместе. Нет просто никаких шансов, что мы не справимся».

Но мужество и уверенность ускользают от меня. Я лежу и обнимаю Дэна, а он прижимается ближе.

Вены болезни моей покорились давно,
С хрипом дыхание тяжкое рвётся в груди.
Нам друг для друга не жалко прощания слов,
Только бы верные в час откровений найти!

Небо зовёт, и от неба, увы, не уйдёшь.
Смерть при оружии, мне с ней не выиграть бой.
Время пройдёт и, однажды, меня ты поймёшь;
Правда же, что ты запомнишь любовь, а не боль?..

Правда ли, что на ладонях зарделись кресты,
Перечеркнувшие благость и ставшие гнить?
Я не хочу в это верить. Сжигая мосты,
Перерезая скрепившую вместе нас нить,

Всё унесу, всё, что было, любую деталь,
Если дозволено памяти тонкой сдержать.
Время пройдёт. Неужели всё прошлое – жаль?
Помни, пожалуйста, как нам хотелось обнять

Души друг друга, и как мы стремились спасти
Крылья, сожжённые этой жестокой войной,
Помни, мой искренний, дальше идя по пути!..

Верю я, что ты запомнишь любовь, а не боль.

Для нас с Дэном в наш жаркий Май-2020...

Опубликовано: 2020-04-15 14:31:11
Количество просмотров: 49

Комментарии